Лето на Дваче (Пьеса).

Действующие лица:
Ньюфаг
Олдфаг
Толстый тролль
Зой
Просто Анон №1
Просто Анон №2
Розенфаги


Летний вечер, на Два-че открывается тред. На ОП-пикче криво намалёванная фигура анона с раком на пакете. Выходит Толстый тролль.

Толстый тролль:
Привет,Двач! Ты уже не торт!
Ты полон рака-стонет задрот!
В тредах нет вина, уныние тут
Свалил я отсюда - Анома зовёт!

В тред заходит любопытствующий Ньюфаг.
Ньюфаг:
Аномы не знаю, Новей-хуита
Сам я там не был, но скрины видал

Толстый тролль:
Ньюфаг же детектед, съеби, рачиё
И мненье с собой забери же своё

В треде внезапно появляются розенфаги
Розенфаги:
Мы слышали "Же" заветное здесь

Толстый тролль:
Десу и рака чудесная смесь

В тред медленно набигают просто аноны:

Просто анон №1:
Не слушайте опа, ньюфаги, он - тролль
И толстый, как вижу. Съебаться изволь!
Просто анон №2:
Такие, как ты, не нужны на двачах
Зой же, приди и забань его нах
А ежели нет - достаём wiper-gun!

В тред осторожно пролезает олдфаг.
Олдфаг:
Забанить? Постойте, у нас не Ычан!


Розенфаги:
Ычан? Вот каламбур - Куклочан!
Постить кукол будем мы здесь
Сотни, тысячи - всех их не счесть!

Толстый тролль:
Куклоёбы, свалите, сагаю ваш тред
Анона прощенья для вас теперь нет


Просто аноны хором:
Ну всё, заебали, заводим машину
Вайпер-кун смоет и тролля, и Шинку
Экстерминатус вам всем зафигачим
Вы — рак и говно, примите без плача.

Просто анон №2 запускает вайп-машину. Тред смывает под напором капчи. Тут кулисы величаво дергаются и слышен голос Зоя.
Зой:
Аноны, ну что вы? Зачем этот спор?
Мы все - анонимы, вина тому - Tor.
Мы разные все - кто-то дрочит на кукол
А кто-то Номада постит каждый час
Мы - череда разноцветнейших стёкол
И любой тред на Дваче, каждый про нас.


Все, кроме Зоя, делают "фейспалм". Зой прерывает монолог и удаляется, бережно очистив Двач от вайпа. Аноны недружелюбно смотрят друг на друга. ОП удаляет тред. Занавес.

 

День рождения Слави-тян.

12 мая 2007 года Славя-тян впервые появилась в /b/.


— Стой, ну не надо, не надо.
— Давай же, чего ты ломаешься? Один разок, тебе понравится!
— Ну... Ну нет, я стесняюсь, а если нас кто-нибудь увидит?
— Ага! Всё, поймала!
— Нет! Нет! Отпусти!
— Сейчааааас... Чмок!
Дверь в большой платяный шкаф резко распахнулась.
— В школу же опозда... А что это вы тут делаетеааааа?
В СССР-тян полетела туфля, сбив её с ног. Следом из шкафа вылетела Славя-тян. Из коридора донёсся топот со всхлипами. Хлопнула дверь в её комнату, снова стало тихо. СССР-тян потирала ушибленную голову, хмуро глядя на Двач-тян, вылезшую из шкафа. Двач-тян хитро улыбалась, почёсывая затылок:
— Это совсем не то, что ты подумала! Твои сёстры просто играли, деточка!
— Я не деточка! Сама ты деточка! Я ещё вас всех!
— Отвянь. Лучше скажи, ты уроки сделала? а ну покажи дневник!
— Иди ты.
СССР-тян, надувшись, ушла в свою комнату собираться.
Двач-тян хмыкнула, подобрала туфлю и, покачивая бёдрами и хихикая под нос своим мыслям, пошла к Славе-тян.

— Слаааавя! – Двач-тян барабанила в дверь трофейной туфлей, зовя Славю-тян:
— Слаааавя! Открывай! В школу опоздаешь!
— Ты тоже опоздаешь! Твой портфель у меня!
— Ха, напугала. Я могу прогулять и никто мне ничего не сделает. А тебя совесть загрызёт. Или малышка СССР. Да, скорее даже последняя.
— Ну... Ну ладно, я сейчас открою. Только обещай, что больше ничего такого делать не будешь!
— Такого? – быстро спросила Двач-тян, — Чего же я такого сделала?
— Ну... Ты трогала меня... И по...поцеловала.
Через дверь чувствовалось, как мордашка Слави-тян наливается румянцем. Двач-тян сдавленно хрюкнула и продолжила:
— Ты так говоришь, как будто я сделала что-нибудь плохое. Признайся, сестрёнка, тебе же понравилось.
Сдавленный всхлип. Звук падения девичьего тела на скрипучую кровать. Двач-тян вздохнула. Ну что с неё возьмёшь? Наивная просто до безумия, даже более простая, чем СССР. О, вспомнишь... СССР-тян стояла перед Двач-тян в форме и портфелем в руке. Губы были сжаты, брови нахмурены. Двач-тян сглотнула и немного подобралась.
— Так, Двач. Чтобы ко второму уроку обе были в школе, иначе я за себя не ручаюсь. Ты извинись, а ты, – СССР повысила голос и постучала в дверь, — А ты не придуривайся и не слушай её.
Двач-тян сложила руки на груди и скептически смотрела в спину СССР-тян. Потом покачала головой и снова ударила туфлей в дверь.

— Славввяааа! Тук-тук-тук. Вот мы и остались одни, - Двач-тян картинно скребла ногтями по двери в комнату Слави.
— Слааааавя, ты такая мягонькая. Пуруриииинн. Мне так хочется...
Дверь распахнулась. Красная, как помидор, Славя-тян сунула в руки Двач-тян портфель и, взмахнув косами, зашагала прочь.
— Обидчивая ты наша, – пробормотала Двач-тян. Потом она собралась, закрыла на ключ дверь в квартиру и пошла в школу, беззаботно помахивая портфелем. На улице вовсю бушевала весна. Ослепительно зелёные кроны деревьев шумели на ветру, на скамейках у подъезда мирно посапывали старушки, которым Двач-тян постоянно показывала или "V", или козу. Около булочной девушка встретила Мод вместе с Уныл-тян. Мод-тян сурово отчитывала за что-то Уныл-тян, и та, похоже, готова была расплакаться. Двач-тян притормозила и спряталась за углом здания, высунув наружу только лицо. Наконец Мод-тян скрылась в магазине, а Уныл-тян грустно поплелась в сторону школы.
— Привет, лирический персонаж! – Двач-тян набросилась на подругу сзади, схватив обеими руками за груди. Уныл-тян запищала и резво высвободилась:
— Привет! Может хватит уже так на людей набрасываться? Тебя так за маньячку примут!
— Не боись, крошка, у меня всё схвачено. Слушай, а чего это на тебя старуха взъелась?
Они шли дальше, наслаждаясь майским солнцем и запахом цветов.
— Никакая она не старуха! Ей только... Только...
— Старуха-старуха! Посмотри на неё, – Двач-тян скорчила гримасу, — И посмотри на меня, – она вытянулась и огладила себя по бокам:
— Я – не старуха, а вот ей уже давно пора отправляться в утиль! Ну так что у вас там? Ты у нас конечно такая вся из себя, но Мод к тебе вроде не приставала.

— Да ну её, надоела. — на глазах Уныл-тян блеснули слёзы:
— И то нельзя, и это нельзя. Вчера она Соусом в кино ушла, а я хотела к вам придти. А она няньку, Банхаммер-тян позвала и я весь вечер сидела уроки учила. Знаешь, скукота какая? Хотя откуда... С тобой , кстати, мне нельзя разговаривать.
Двач-тян сделала большие глаза:
— А что же я такого натворила? Чем провинилась перед этой тотально-правильной старушкой? Дай-ка подумать! Может этим?
Двач-тян за секунду вытащила из портфеля рогатку, подхватила камешек с дороги и пульнула в сторону ближайшего дома. Раздался звон стекла, громкий крик Настоящей Русской Женщины и сдержанный мужской мат. Двач-тян захихикала и потянула подругу вперёд. Около школы она остановилась, вдавила Уныл-тян в стену и прижалась к ней.
— Или вот этим, – выдохнула Двач в лицо Уныл-тян, проведя рукой по нежной щеке. Уныл-тян задрожала. Рыжеволосая подмигнула и рассмеялась:
— Не парься, Мод всё-равно ничего не узнает, ей никто не скажет. Но если скажет... — взгляд Двач-тян устремился за горизонт, губы сжались.
Да-да, я всё поняла, — испуганно замахала руками Уныл-тян, — Давай уже пойдём в школу, а то учитель нас сожрёт.

— Таак, девочка моя, отойди-ка в сторонку, - прошипела Двач-тян зло прищурившись. На ступенях школы стоял паренёк в форме и портфелем в руке, поставив ногу на довольно большую кастрюлю. Он жевал жвачку и насмешливо поглядывал на вставших перед ним девушек. Уныл-тян возвела очи горе и начала подниматься по ступенькам. Парень качнулся в сторону, загораживая проход и сплюнул.
— Пусти! – звонко сказала Унлы-тян
— Не-а.
— Пусти, я сказала! Я директору нажалуюсь!
— Плевал я на директора!
— Но... Но... – глаза Уныл-тян вновь предательски заблестели.
Двач-тян выругавшись под нос поднялась выше и встала вплотную к мальчишке:
— Свали, школота.
— Не-ая, не свалю. Что ты мне сделаешь?
— Что я тебе сделаю? Ах ты маленький засранец!
— Ничего-ничего ты мне не сделаешь, рыжая.
— Ну всё, идиот, я предупреждала.
— Повежливее, а то я скажу вс...Аааа!!!
Двач-тян ткнула школьника под колено, с размаху залепила пощёчину и двинула поддых. Паренёк согнулся, и чуть не свалился в свой чан, крышку которого Двач-тян предусмотрительно сдвинула ногой. Нет, в кастрюлю он всё равно погрузил буйную голову, но только когда девушка взяла его за волосы и с энтузиазмом начала макать.
Наконец она отпустила его, подмигнула Уныл-тян и скрылась в школе. Прозвенел звонок.
 

КАПУСТА

I. Эксперимент.

Номад привстал со стула, потянулся и открыл кончиками пальцев форточку. В комнату мягкой волной проник прохладный вечерний ветерок. Номад выключил музыку, закрыл браузер и положил голову на руки. Шумели кулеры в системном блоке, что-то едва слышно пощёлкивало в стареньком мониторе. За окном слышался шум листвы на деревьях, далёкий детский смех и разговоры бабулек, то "окающих", то растягивающих букву "А" на московский манер. Номаду было одновременно и грустно и хорошо. Хорошо просто так, а грустно от того, что ему чёрт знает сколько лет, а он до сих пор сутками играет в игрушки и пишет про них в интернете. В глубине души он понимал, что скорее всего ему придётся заниматься этим до конца жизни и эта перспектива немного пугала его. Ни нормального образования, ни достойной работы, ни каких-либо связей. Только сомнительная популярность у детей с Двача. Губы Номада расплылись в улыбке, когда он вспомнил фотожабы и прочитанные рассказы про себя любимого. Настроение его немного улучшилось и он решил посмотреть фотожаб, выпить пива и ложиться спать.
Он положил руку на мышку, курсор мерзко дёрнулся. Номада всегда раздражало это. Особенно когда от этой хуйни внезапно закрывалось окошко браузера. Сейчас браузер был закрыт и курсор просто ткнулся в текстовик в правом верхнем углу экрана. Что за... А, точно. Номад вспомнил и нахмурился. В текстовичке был записал телефон драг-дилера, с которым он случайно познакомился на игровой выставке в Омске. Тот тоже был из Клина и обещал делать скидку в случае чего. Номад давно хотел попробовать чего-нибудь этакого. Да и статья уже написана. Номад подвигал файл по рабочему столу, закусил губу и потянулся к телефону.

Всё прошло очень быстро. Буквально через полчаса Номад сидел на том же месте перед компьютером и с интересом разглядывал три марки, лежащие на столе прямо перед ним. Одна марка была крупнее двух других и на ней была нарисована не то королева, не то прицесса и что-то написано. Кажется, на немецком. Две другие были российские, одна с самолётом, другая с городом Мурманском. Дилер посоветовал есть или одну большую, или две маленькие за раз. Номад взял большую. Растолок на зубах, запил глотком вчерашнего чая.
Только на кишку, и только с молитвой
Номад задумался, а когда он в последний раз молился? В детстве вроде как. С бабушкой в церкви, повторял за ней.
— О-оу!
Номад кликнул на значок нового сообщения. Сначала нахмурился, потом улыбнулся
"Номад, скажи, а как правильно гpa6uTb kopoBaHbI?"
Вот сука, обошёл вордфильтр. Но ничего. Пускай.
Номад открыл браузер и ввёл "2-ch.ru/b/"
Загрузка.
Чего-то никакого эффекта.
НОМАДНИЦА!
Здорово.
Никакого эффекта.
ГРАБИТЬ КОРОВАНЫ НОМАД ХУИТА АНОН ДОСТАВЛЯЙ
Такие смешные.
Ещё одна не повредит.
Эй, они слиплись!
ГРАБИТЬ ГРАБИТЬ
Ням-ням.

Номад уныло смотрел на свою правую руку. Она стала единым целым с мышкой и переливалась жёлтым и чёрным. Пожалуй, не стоило есть те две маленькие. Думать было очень странно, мысли делились на кубики, цеплялись тегами к одному большому облаку тегов в центре его, номадова разума. Луч сознания сузился до микрона. Номад или видел, или слышал, или думал, или смотрел, или или или или или или или

ХУИТА корованкорованкорован
Х.У.И.Т.А.
{. E. B. N. F.
X. Y. N. T. A.
Ч. Н. Т. Е. Ф.
KH.OO.EE.т_т.AAAARGH

Номад встал из-за стула, прыгнул в сторону коридора. Дверь в туалет поменялась местами с дверью в погреб, Номад посмотрел в темноту впереди, банки с соленьями, картошка, и сделал шаг.
Номад завис в темноте и мир остановился.
Номад превратился в нумерованный список.
CTRL+TAB
DOWN
ENTER
ENTER
Номад открыл другой мир.

II. Death .AND. Rebirth.

— Что, слабо?! Силёнок не хватит? Тупая, бездушная сила природы!
Небо огрызнулось оглушающим громом. Гроза пришла с севера и клубящимся тучам не было видно конца. На человеке, стоящем посреди поля, отделяющего старый район от новостроек, была серая футболка, спортивные штаны, тапочки и размокший от ливня картонный пакет на голове.
— Ну же, давай, убей меня? Пожалуйста же, прошу тебя!
Молния ударила совсем близко, человек упал. Она приподнялся на руках и коленях, пакет порвался и можно было увидеть его улыбку. Страшную улыбку человека, который целиком и полностью осознал никчёмность и бессмысленность своего существования. Губы его шевелились в мольбе о смерти. И его совсем не интересовала, что просит он об этом какую-то высшую силу, в существование которой он не верил в принципе.
— Я не нужен... Убей меня... Убей! — бессильно закричал человек, поднимая испачканное в грязи лицо к небесам.

III. Rougelike.

Мы с Молнией стояли за углом многоэтажки в спальном районе, в нескольких метрах от продуктового магазина. Стояла хорошая погода, солнце скрывалось за облаками, но было тепло. Порывами налетал ветер, заставляя раскачиваться и шуметь кроны деревьев. Мимо нас пробежала стайка школьниц и они скрылись в ближайшем подъезде. Мы стояли здесь уже около полчаса. Наконец я не выдержал:
— Слушай...
— Тсс! Тише, спугнёшь ведь! — шёпотом оборвал меня супергерой.
— Хорошо, хорошо. Так вот, ты так и не объяснил, зачем мы здесь.
— Я же сказал, мне нужна Ханюша.
— Ханюша? Зачем?
— Ну... Ты понимаешь... — подмигнул мне и ткнул локтем мне в живот.
— Блин, тебе Криппи не хватает?
— У неё нет рогов.
— А тебе обязательно нужны рога?
— А как без рогов я смогу делать "хау-ау~"?
— Понятно.
Мы помолчали, затем он продолжил:
— Так, по моим расчётам Ханюша вот-вот должна здесь появиться. Ты купил булочек?
— Нет конечно! Ты меня не просил.
— Что?! — он схватился за голову, — Ты не купил булочек для Ханюши?! А как же мы тогда её ловить будем? Нам нужна приманка!
— Ну сходи в продуктовый, делов-то.
— Да, точно. Так, жди здесь.
Молния порылся в кармане, выискивая мелочь, нашёл и ускакал в магазин. Я остался и осторожно подглядывал за угол. Через пару минут рядом раздались осторожные шаги. Я обернулся. Рядом со мной ухмылялся белобрысый парень в футболке со стилизованной надписью "I *сердечко* /b/" и со старомодным ранцем за плечами.
— Чего тебе, пацан?
— Дяденька, а чего ты тут делаешь?
— Ханюшу жду.
— Ааа... — он разом как-то поскучнел. Ткнул меня пальцем в живот и спросил:
— Ты унылщерик штоле?
— С чего ты взял?
— А зачем настоящему битарду Ханюша?
— Ну... , — я замялся, но протянул:
— Хау— ау~
Лицо паренька расплылось в довольной ухмылке.
— Это, а мне можно?
— Что?
— Ну, тоже хау-ау~
— Кхм. Шёл бы ты отсюда, мальчик.
Он насупился.
— Да иди ты в жопу, дяденька! Я сейчас возьму и всех твоих ханюш распугаю, если в долю не возьмёшь!
— Эээ... — я растерянно заозирался по сторонам. На моё счастье Молния уже выходил из магазина с пакетом булочек, и я махнул ему рукой. Он приблизился и внимательно посмотрел на паренька. Паренёк чертыхнулся и отвалил.

IV. Принцесса.

Принцесса Августина с трудом разлепила глаза и с грустью осознала, что всё-таки проснулась. Начинать новый день абсолютно не хотелось, но заснуть, к сожалению, было уже решительно невозможно. А раз так — придётся вставать, от долгого лежания в кровати весь день чувствуешь себя ужасно.
Августина чуть-чуть приподнялась и тут же рухнула обратно, придавленная чудовищной головной болью. Вот дерьмо. Кое— как перевернувшись на спину, она осторожно прокашлялась и попыталась крикнуть:
— Проко..., — сиплые, шипящие звуки из её глотки отдались небольшим ядерным взрывом в её же голове. Принцесса постаралась зарыться поглубже в подушки. Потом она потянулась рукой в сторону тумбочки у кровати, пошарила там и несколько раз нажала на кнопку.
Через несколько минут в дверь деликатно постучали и в спальню зашёл низенький аноним в залатанном пальто и сапогах.
— Звали, госпожа?
— Прокофий, мать твою..., — прошептала Августина: — Воды мне... Таблеток... Чего хочешь... Сгною... Забаню...
— Да, Принцесса! Сию же минуту, — бодро, и даже немного громче, чем обычно ответил слуга и вышел из комнаты, громко топоча. Августина застонала.